July 1st, 2019

2

О СОВЕТСКОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ РЕФОРМЕ 1929-1933 гг. | Back in the USSR

https://maxpark.com/community/129/content/1282477?_utl_t=lj О СОВЕТСКОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ РЕФОРМЕ 1929-1933 гг. | Back in the USSR
Советский опыт построения социализма является бесценной базой для осмысления проблем социалистических преобразований, то нам важно глубже вникать в сам процесс создания советской экономики, знать этапы (ступени) её развития. С этой целью ниже излагается сущность советской хозяйственной реформы 1929-1933гг. Основой данного изложения послужила статья С.С.Губанова "К тенденции расширения воспроизводства и умножения общественного богатства" (Экономист,1.92, с.117-127).

Общеизвестно, плановая экономика предполагает наличие единого общегосударственного плана и работу по нему всех звеньев народного хозяйства. Однако надо ещё учитывать её очень важную особенность. Если в условиях товарного характера воспроизводства прибавочного продукта основной формой частного присвоения служит прибыль, которая и представляет собой ведущую форму частнохозяйственного дохода, то в условиях общественного присвоения прибавочного продукта такой формой может служить общехозяйственный доход, отличный от прыбыли. Не сразу, но эта форма реализацуии общественной собственности была найдена в налоге с оборота, который стал специфическим носителем совокупного общественного дохода. Она складывалась постепенно. Решающий поворот к ней совершила хозяйственная реформа в 1929 году, продолжающаяся до 1933 года. Разумеется, совершенной назвать её нельзя. По многим звеньям и параметрам она была недоработанной. Впрочем, без практического применения и невозможно было её доработать. Однако главное в том, что история общественного хозяйствования получила в ней действующую модель народнохозяйственной организации воспроизводства, вследствие чего был совершен прорыв на ступень развития, предшествующую социалистической. Начиная с 1929 года воспроизводство прибавочного продукта в форме прибыли перестало быть господствующим. Оно не исчезло совсем, но подверглось существенному сокращению в размерах.Вместо него в качестве господствующего пришло воспроизводство дохода, представленного налогом с оборота. Само воспроизводство из частнохозяйственного превратилось в общехозяйственное, благодаря чему кардинальные изменения претерпели его объект, субъект и основной регулятор. Ествественно, объектом как служил, так и продолжал служить прибавочный продукт, но ведущая его стоимостная форма стала иной: прибыль уступила место налогу с оборота. Как итог такой перемнены, целью общественного производства оказалось увеличение дохода всего государства, с учётом интересов предприятия. В соответствии с этим коренным образом изменился воспроизводственный регулятор. Если в 1927 году взамен трестовской установилась индивидуальная норма прибыли (т.е. норма прибыли обособленного предприятия), то с 1930 года регулирование советской экономики по норме прибыли прекратилось вообще. Основным регулятором воспроизводства сделалась народнохозяйственная норма рентабельности, определяемая уже в зависимости от величины народнохозяйственного, общегосударственного дохода, в преобладающей своей массе представленного налогом с оборота. В новых условиях, что надо особо подчеркнуть, норма прибыли и норма рентабельности совершенно не совпадали. Более того, они отражали диаметрально противоположные по своей сути экономические явления и процессы. Подлинное значение хозяйственной реформы 1929-1933 гг. видно рельефно, если смотреть на него с ключевой позиции - распределения прибавочного продукта в форме прибыли и налога с оборота, их соотношения. Политико-экономическая суть этого соотношения такова: если прибыль представляет собой унаследованную форму частнохозяйственного способа присвоения прибавочного продукта, то налог с оборота обслуживал общественный, народнохозяйственный способ его присвоения, позволявший планомерно решать проблемы развития всего общества, его хозяйства. Таким образом, они выражают собой не что иное, как различные формы реализации разнящихся отношений собственности. Естествественно поэтому, налог с оборота вышел на ведущее место по сравнению с прибылью. Это знаменовало в полном смысле крутой поворот в общественном распределении совокупного продукта, означавшем новую сущность. Советское общество впервые в мире организованно перешло на первую ступень социализма при планомерно производимом и распределяемом общественном продукте. Реформа 30-х годов не была доведена до своего логического завершения, что не могло не сказаться на ее результатах. Тем не менее основное страна от неё получила, став обладателем в значительной мере прогрессивного способа воспроизводства, и поэтому могла решать задачу формирования централизованного фонда накопления, концентрации капитальных вложений на ударных направлениях индустриализации промышленности и сельского хозяйства. Появился пусть даже недоработанный, но реально действующий механизм осуществления общегосударственной политики снижения себестоимости. Начиная со второй пятилетки, важнейшей особенностью которой являлось снижение себестоимости, поставленные задачи решались на деле. Существенное значение имеет и то, что первой ступенью социализма была открыта эпоха собственно противозатратной модели и политики общественного воспроизводства, т.е. эпоха по-настоящему цивилизованной экономики. Ясно, что в те годы наша страна только частично вступила в новую эпоху, как бы завоевав там первый плацдарм. Но и это позволило быстрыми темпами развивать производительные силы, осуществить индустриализацию, а также модернизацию структуры народного хозяйства, приступить к решению продовольственной и жилищной проблем, обеспечить технологическую, экономическую, финансовую и военно-политическую независимость страны. Экономика встала на путь систематического снижения себестоимости выпускаемой продукции. Движение по пути роста цен и инфляции было пресечено. И не только директивным планированием, хотя и оно сыграло ведущую роль, причем не в силу директивности, а тем, что обладало противозатратным характером, твердой направленностью на максимизацию конечных результатов при минимизации конечных же, народнохозяйственных издержек. Несомненно, результаты могли бы быть и более высокими, если бы система народнохозяйственного расчета продолжила всесторонне совершнествоваться. Особенно важно было достроить её на уровне предприятия, имея в виду, что оно должно иметь самостоятельность как субъект простого воспроизводства, в чем и заключался, между прочим. глубинный смысл ограничения нормы прибыли на уровне 4%. Но, к сожалению, в данном направлении она вообще не достраивалась. Снижение себестоимости и оптовых цен так и не успело стать "сквозным" доходообразующим регулятором. Проблема материальной заинтересованности трудовых коллективов в сокращении затрат на единицу выпускаемой продукции не была снята и раз за разом всё острее давала знать о себе. Решить ее мог только такой порядок фондообразования, когда каждый процент снижения себестоимости являлся бы прямым фактором пропорционального увеличения планового фонда оплаты труда как по предприятию в целом, так и по внутренним его подразделениям. Для того чтобы система расширенного воспроизводства народнохозяйственного дохода перешла на более высокий уровень своего развития, предстояло кардинально обновить хозяйственный механизм с тем чтобы обеспечить: соединение планирования с материальным стимулированием; упрочение экономической смычки промышленности и сельского хозяйства, даче деревне всего необходимого продукта и соответствующей доли продукта прибавочного; соединение процесса снижения себестоимости с повышением качества продукции; крупномасштабную реорганизацию народного хозяйства, или "корпоратизацию", непосредственной зависимости фонда оплаты труда от уровня издержек и качества продукции, а не от валовых объемов; совершенствование системы формирования и использования фондов общественного потребления. Безусловно, следовало продолжать движение в том же стратегическом направлении. Надо было целенаправленно развивать реформу 1929-1933 гг. в ширь и вглубь, компетентно и ответственно модифицировать всю плановую систему хозяйствования. Короче говоря, требовалось идти вперед. Но на практие вместо движения вперед в 50-х годах начался откат назад к воспроизводству прибыли. У истоков его стояло внешне естественное стремление устранить "перекос цен" на продукцию промежуточного и конечного потребления, в связи счем взяло верх предложение о включении в оптовые и закупочные цены "неурезанной" прибыли. При этом незамеченным осталось то ключевое обстоятельство, что за так называемым их "перекосом" стояла в действительности народнохозяйственая система воспроизводства, цель которой - максимизация именно общественного, а не индивидуального и группового дохода. В итоге началось деформирование этой системы. Анализ показал, что начальный период контрповорота приходится на 1953-1958 гг. Именно в это время соотношение налога с оборота и прибыли изменилось в сторону воспроизводства прибыли. Если прежде оно функционировало как своего рода простое, то с этого времени вновь становится расширенным и вырастает настолько, что вступает в борьбу с воспроизводством общественного дохода. С 1959 по 1965 годы чаша весов хотя и склоняется на сторону прибыли, но все же колеблется. Весьма показательны в данном отношении цифры, расположенные в интервале с 1961 по 1965 годы. За их чередованиями и перепадами легко угадывается явление, похожее на перетягивание каната. Решающий сдвиг последовал в начале октября 1965 года в связи с хозяйственной реформой. Но стране не повезло: этот сдвиг оказался регрессивным. Индивидуально-хозяйственное по своей сути воспроизводство прибыли вновь стало основой всей экономики.

Итак, контрповорот, происшедший в 1965 году, перечеркнул всю реформу 1929-1933 гг. Реформа же 1987 года стала продолжением реформы 1965 года. К началу 90-х годов от советсвкой системы воспроизводства сохранилась только система размещения производительных сил и общенациональной кооперации труда, которая объективно несовместима с либерально-капиталистической ступенью развития и ниже государственно-корпоративной откатиться не позволяет. Народнохозяйственные результаты 70-80-х годов в нашей стране можно объяснить влиянием экономического либерализма, проявившегося у нас в 60-е годы и позднее. Отсюда и экономический застой.