September 4th, 2019

Небиблейская история Иисуса Христа. Часть 3

Часть 3 Миссия Иисуса в Иудее.

 

Дисламмер: Без дисламмера. Кому надо прочитайте его по ссылке в предыдущих двух частях

 

И так, Иисус примерно к 30 годам дошёл из Индии до Иудеи.

К этому времени его на родине, естественно, позабыли. Для введения Иисуса в пророческую "профессию" нужен был авторитет, который бы его "помазал". За этим дело не стало. У Иисуса был дядя Иоанн. Известный по более позднему прозвищу как Креститель. Который уже давно пророчествовал и к этому времени уже создал секту своих приверженцев из числа разочаровавшихся в храмовых священниках иудеев. Коих в те смутные времена было предостаточно.

 Этот Иоанн и принародно объявил Иисуса своим приемником и совершив при этом ритуальный обряд посвящения его в пророки, обмакнув его в реку Иордан. Вообще то в Иудее посвящения такого рода производились путём помазания специальным маслом. Однако монополия на применение этого масла принадлежала храмовым священникам. И даже была соответствующая заповедь в иудаизме, запрещавшая использовать это масло в других целях. Вот пророку Иоанну и пришлось модернизировать ритуал в соответствии со своими возможностями. После подобный ритуал был канонизирован в христианстве и получил широкое распространение. А масло использовалось только для посвящения царственных и подобных особ в должность.

  Вскоре Иоанн был казнён, согласно преданию, по наущению плохой жены плохого царя Ирода Антипы Саломеи.

А на самом деле, из-за интриг храмовых иерархов (кохенов). Часто использовавших свои связи с окружением власть имущих для уничтожения пророков, конкурирующих с храмовыми священниками за умы простых иудеев. Пока Иоанн сидел у себя в пустыне, где традиционно и полагалось проповедовать пророкам, его терпели. Но ему стало тесно в пустыне, и он пошёл к людям. С целью расширить свою аудиторию. А такое никогда не прощалось храмовыми иерархами. Так что участь его была предрешена.

 Та же участь ждала и Иисуса. Ибо он для того и направлен был в Иудею своим гуру, чтобы проповедовать среди народа, а не в пустыне.

 Но Иисус знал, как обезопасить себя от левитов. Для того, чтобы на него случайно, благодаря молитвам кохенов и усердию левитов,  не свалился кирпич, или не затоптала на узких улочках города квадрига бешеных ослов, управляемых пьяным погонщиком и запряжённых в повозку, гружённую камнями, или просто не зарезал в тёмном переулке из-за куска лепёшки у Христа за пазухой какой ни будь иерусалимский бомж, Иисус был всегда окружён своими верными апостолами. Среди которых был и святой в последствии Пётр, который считался мастером короткого римского меча и имел право его носить как бывший римский легионер. А также и святой Павел, который был римским гражданином по рождению, но мало того, ещё и всадником – римским дворянином. (Шевалье из более позднего лексикона так и означало: всадник. От слова шеваль – лошадь). И тоже имел право на ношение оружия. И, кроме того, его слово, в случае сомнительной смерти Иисуса, на римском суде перевесило бы слова сотен свидетелей-евреев. В силу его социального статуса и происхождения.

 А для того, чтобы обезопасить себя от интриг в органах власти, Иисус тоже нашёл способ. Для этого надо было заявить о себе Риму. Тогда храмовые иерархи и иудейский марионеточный царь не решились бы его уничтожить, опасаясь Рима. И так их относительная независимость висела на волоске и обеспечивалось только разборками внутри римской элиты в это время. Не хватало ещё им самим дать Риму повод к своему уничтожению.

  В те времена между Римом и иудейским храмом был открытый конфликт. Суть его состояла в том, что на территории храма находился налоговый оффшор. Святые отцы наживались на валютном арбитраже. Дело было в том, что монетарным металлом западного средиземноморья было серебро, а восточного средиземноморья – золото. Соответственно, на западе золото стоило дешевле, чем на востоке, а серебро наоборот, дороже. Так вот, потомки финикийцев (тоже семитов и к этому времени в основном уже перешедших в иудаизм), после разорения их береговых баз Римской империей, захватившей всё средиземноморье, забросили морской разбой и окончательно сосредоточились на морской торговле. Они то и возили металл с запада на восток. И меняли металл в иудейском храме. Через храмовый двор текли огромные ценности, с которых римская империя не имела ни сестерции налогов. Что безумно раздражало римскую администрацию.

  Кроме того, римляне ввели в Иудее ещё один налог. Традиционный для римской империи налог на поддержку своих храмов.  А евреи уже и так платили налог на храм. На иудейский храм в Иерусалиме. И отказывались платить ещё один. В этом их поддерживали кохены и первосвященник.

  Так вот:  Иисус, придя в Иерусалим, первым делом направился в храм, где выгнал всех валютных менял за пределы храмовых стен. Как раз под тяжёлые руки римских фискалов. Кроме того, он поддержал римское требование об уплате налогов и на римские храмы. Он показал две монеты: одну иудейскую и одну римскую. И сказал: римской монетой платите налоги Риму, иудейской монетой – храму. "Богу - богово, а кесарю – кесарево!" провозгласил он. Что означало: вы, братия, получаете доходы от наличия на территории римских легионов и от самой Римской империи. Вот и платите им налоги с этих доходов. А доходы от местных промыслов платите на храм. То есть, пересказал на понятном языке то, что и говорил им Рим.

 Неизвестно, согласовал ли Иисус предварительно свою акцию с римской оккупационной администрацией или нет, но так или иначе, римские чиновники почесали репу, и решили: а этот бродяга дело говорит! Побольше бы таких!

 И теперь репрессировать Иисуса втихаря стало уже нельзя. Римская оккупационная администрация о нём знала и непременно бы взяла расследование о гибели такого полезного человека в свои руки. А пытать римские следователи умели. И никакое положение в туземной иерархии не гарантировало от попадания в их умелые и натруженные руки.

 Святым отцам оставалось только интриговать против нового пророка. Чем они и занялись. Через своих агентов в Кесарии они начали нашёптывать царю Ироду Антипе что, дескать, объявился новый претендент на его трон. И уже добился расположения римской администрации. Ирод знал, что римляне недовольны его беспомощностью и неумением взять под контроль Иудею. И не задумываясь, заменили бы его, если бы знали кем. Обвинение кохенов против Иисуса строилось на игре слов. Старое значение слова "машиах" означало – царь. Но в это время оно потеряло своё значение и чаще употреблялось в значении "посланец божий". Но если правильно преподнести, то царь должен заинтересоваться. Царь Ирод и заинтересовался новым претендентом и допросил его. То ли сам, то ли через своих слуг.

  Иисус объяснил царю, что царство его в другом мире. Царь посмотрел на него, послушал  и успокоился. Иисус не был похож на реального претендента на царскую власть.

Короче, и с царём у кохенов вышел облом.

 Но всё же Иисус на всякий случай, покинул опасный для всех пророков Иерусалим. Кохены и левиты могли подбить фанатичную толпу на побивание еретика камнями. И умыть руки перед Римом. Это, дескать, это не мы! Это народные массы! Будучи не в силах выдержать его непотребное глумление над святой верой народа Израилева! А мы не смогли удержать толпу, в чём искрене раскаиваемся.

  К тому же и за пределами Иерусалима у нового пророка было много дел. Много евреев не было ещё охвачено его проповедями.

 Иисус старался что есть силы восполнить этот пробел. И проповедь нагорную произнёс. В которой сократил число заповедей с нескольких сот до десяти. Прежние заповеди не только невозможно было выполнить все одновременно, но и запомнить неискушённому последователю не представлялось возможным. (Тем более, что среди сотен иудейских заповедей были и отсылочные. Типа: выполнять такое то законодательство.) Уменьшение количества заповедей было сделано и для реализации постулата о том, что храмы и священники не обязательны для общения с богом. Простой человек мог легко сам посчитать свои грехи. И покаяться. В деле же перечисления своих грехов по 613ти иудейским заповедям без помощи профессионального талмудиста было не обойтись. (Тогда ещё талмудический канон не был сформирован, и возможно, заповедей было иное количество. Но все равно много. Многабукафнеасилить, выражаясь языком интернета.)

  Для придания убедительности своим пророчествам Иисусу пришлось совершить много чудес. И по воде ходил, и бесов изгонял, и паралитиков излечивал и мёртвых оживлял. Чем привлёк к своему учению множество новых адептов. Не зря Иша – Иисус провёл в ашраме больше 10 лет. Многому он там научился.

  Но всё это было не то. Адепты оказались нестойки в вере. Набегало поглазеть на чудеса их много, но потом опять разбредались по своим углам. Стойких было, по евангелиям. всего 12. Есть основания полагать, что реально их было много больше, но в процессе канонизации лишние были вычеркнуты по незначительности и потому, чтобы лишние не затеняли основных.

 Но всё равно адептов катастрофически не хватало. Надо было завершить свои деяния мощным аккордом. Который всех бы убедил в божественной сущности нового пророка. Для этого нельзя было придумать ничего более убедительного, чем публичная казнь нового пророка погрязшими во грехе представителями власти, старого духовенства и народа иудейского. С последующим чудесным воскрешением оного. Осталось только правильно организовать действо.

  Это решение далось Иисусу нелегко. Все Евангелия отмечают его душевное смятение на пути в Иерусалим с задуманной целью. И действительно, хоть Иисус многому научился в ашраме, но подвергать себя пыткам и мучительной казни ему ещё, я думаю,  не приходилось. Мало ли чем это могло кончиться...

  Но миссия требовала. И Иисус с тяжёлым сердцем пошёл в Иерусалим. В руки к своим гонителям.

 Придя к окрестностям города, необходимо было вовремя дать знать об этом кохенам и левитам. (Что бы вместо распятия камнями не побили.) Это мог сделать только один из апостолов. Но не все из них для этого годились. Многие, по отсутствию необходимой гибкости ума просто бы не поняли, зачем это надо, и, скорее всего, просаботировали поручение Иисуса. А некоторые апостолы и сами были не тверды в вере. И могли просто переметнуться к кохенам, не поняв намерений нового пророка и заподозрив его в покушении на самоубийство. Тяжком грехе по иудейской вере.  А других апостолов и самих объявили в розыск как еретиков и преступников. И их могли просто не довести до первосвященника, зарезав от избытка рвения, по дороге.

  Выбор для этого непростого поручения пал на Иуду. Во первых он был пограмотнее и поумнее остальных. Не зря же Иисус использовал его в качестве казначея и бухгалтера в своём бродячем монастыре. К тому же он, будучи казначеем, не светился в проповедях и скандалах с кохенами и они не держали против него никакого зла. Иисус, как пишут Евангелия, много времени проводил в общении с Иудой с глазу на глаз. Чем вызвал неприкрытую ревность других апостолов. Но, видимо, Иисус сумел донести до него свой замысел и убедил его в его необходимости. Возможно, именно Иуда с родными братьями Иисуса и организовали потом казнь таким образом, чтобы не убить окончательно Иисуса. Но об этом позже.

 Иуда блестяще исполнил замысел Христа. Под видом бдительного гражданина, в нужный момент, когда Иисус молитвами и медитацией подготовил себя к выполнению своей миссии максимально возможным образом, он навёл левитов на группку апостолов во главе с Иисусом.

  Дальше всё шло примерно так, как описывается в Новом Завете, куда я и отсылаю заинтересованного читателя. Были и допросы, и бичевания и умывание рук Пилатом понтийским.

  А вот на казни стоит остановиться подробнее.

Некоторые детали: в отличие от общепринятого мнения, реальные "кресты" для казни далеко не всегда имели форму креста. Это были и Х-образные доски, и просто широкая деревянная дверь, прибитая к столбу, и просто голый столб, к которому прибивали казнённого. Формальностями римляне не заморачивались. Им важен был результат. По современным археологическим данным в те времена для казнимых по суду в Иудее применялись два столба П- образной формы у которых внизу была ещё одна перекладина из доски, к которой прибивались ноги казнимого. А к верхней перекладине прибивались, соответственно, руки. На горе Голгофе стояли три таких устройства. Причём, для экономии дефицитного в Иудее леса, все три "креста" были соединены между собой. И средние столбы были у них общие. Верхние перекладины были при этом съёмные. Для экономии дерева, опять же. И казнимого ещё в месте его заключения привязывали за руки к этому бревну. И он так и шёл к месту казни с бревном, перекинутым на вроде коромысла. Так что реальный Иисус тащил на Голгофу не крест, а бревно. Так что притча о том, как крест передали нести рабу, когда Иисус обессилел, скорее всего, вымысел. Для того, чтобы передать другому человеку не крест, а бревно, надо было отвязать его от рук казнимого. Что было строжайше запрещено. А если казнимый настолько обессиливал, что уже и плети не помогали, (Поэтому и нужно было бревно, а не крест. Во первых, крест был бы неподъёмным. А во вторых крест прикрыл бы спину и сделал бы плети неэффективными) просто два человека брали бревно за оба конца и волокли его к месту казни вместе с привязанным к нему человеком. Ноги которого при этом волочились по земле.

 Далее начинается самое интересное. Иисус, повисев некоторое время на "кресте", как пишут индийские летописи про похождении Иши в западных землях, собрав свою волю, сумел впасть в транс. В этом ему, как пишут в тех же летописях, помогал своей медитацией в это же время и его гуру, с которым у Иши установилась астральная связь. Сердце Иши перестало прослушиваться. Дыхание исчезло. И его сочли мёртвым и сняли с креста. И похоронили в склепе, без зарывания в землю. Иша на третий день вышел из транса. И ушёл, не в силах больше исполнять свою миссию в этой жестокой стране, в свой ашрам. Восстанавливать душевные силы.

  А теперь опять вернёмся к описанию казни Евангелиями. Прежде чем констатировать смерть, римский центурион проткнул грудь Иисуса копьём. Из раны потекла серая жидкость. Как пишут современные судебные медики, при распятии человека его плевральная полость начинает заполняться лимфой. И если не выпустить эту лимфу, проколов плевральную полость, то человек задохнётся из за уменьшения объёмов легких под давлением этой жидкости. Так что этот сотник не убил Иисуса копьём, а правильно поддев им, спас его от смерти в результате удушья. Видимо, он был опытный казнитель и знал своё дело. Ещё один любопытный факт. Обычно распятые висят на кресте несколько дней, пока не провоняют. В случае же с Иисусом, его сняли через несколько часов и отдали в заботливые руки родных ему людей.

   Эти странности легко объяснились тем фактом, что сотник, руководивший казнью, после неё сразу вышел в отставку с военной службы и был рукоположен в сан епископа какого то небольшого городка в Иудее. В коем качестве и прожил до своей смерти. Рукоположение сотника в епископы осуществил старший брат Иисуса Яков. Который в то время был архиепископом Иерусалима.

 

 Продолжение в 4 части.