?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Апокрифические размышления о Стрелах Времени, летящих без руля и без ветрил.
2
1_capraz
Необходимое предуведомление
Увы! Всякий непредубежденный читатель должен будет согласиться со справедливостью древнего вавилонского предсказания, прочитанного на глиняной табличке: «Настали тяжелые времена, прогневались боги, дети больше не слушаются родителей и всякий стремится написать книгу». (Бирюков и др., 604).
Грешен и я, предлагая вам настоящую работу, которая, как мне кажется, является философско-литературным эссе по мировоззренческим вопросам в связи с теорией Хью Эверетта III.
То, что я взялся именно за эту тему – факт достаточно случайный с точки зрения места теории Эверетта среди интеллектуальных достижений ХХ века. Да и не я один разрабатываю ее сегодня. А вот то, что тема быстро соблазняет и обольщает многих – и достаточно «зрелых» людей и, конечно же, молодежь – весьма показательно. Мне кажется, что это свидетельствует о формировании новой парадигмы научного мышления – своеобразной «постквантовой демократии», в которой теория Эверетта является только одним из участников «толковища» по мировоззренческим вопросам, но участником, с мнением которого вынуждены считаться все остальные. Знаковым свидетельством тому является книга Роберта Антона Уилсона «Квантовая психология». (Уилсон). Книга типично американская, в стиле Дейла Карнеги, но именно поэтому и знаковая.
Теория Эверетта далеко не тривиальна и уводит по дороге познания в места пока не слишком многолюдные. Поэтому, прежде чем «уходить в сторону» от проторенной дороги, считаю необходимым пояснить своё понимание мировоззрения и связанных с этим понятий.
Итак, я считаю знанием следующую аксиому: Всякое мировоззрение аксиоматично. Я думаю, что вы поняли меня. Не согласились, а именно поняли. Теперь вам необходимо обдумать сказанное мною и либо принять, либо отвергнуть (либо отложить принятие решения до выяснения некоторых подробностей). И эта моя уверенность – основанная на жизненном опыте! – на самом деле самое удивительное из всего того, о чем пойдет речь далее. Удивительность эта заключается в том, что возможно понимание между различными индивидуальностями. Ведь каждое слово, присутствующее в языке, по сути своей – некоторая интеллектуальная аксиома. Толковые словари, пытающиеся «разъяснить» нам их смысл, если бы они действительно желали «доказать» нам свою правоту логически, должны были бы каждое толкование заканчивать утверждениями типа: веревка – это вервие простое. На самом деле они отправляют нас по определенному пути, связывающему смысл слов, и мы останавливаемся там, где наше сознание доходит до аксиомы, ранее им усвоенной. Иногда это легко и «проходит на автомате», как, например, со словом всякое (хотя если вы остановитесь на нем и попытаетесь вербализовать свое понимание – уверен, что «застрянете» надолго и не уверен, что выберетесь). Иногда – особенно когда ждешь подвоха, как наверняка показалось вам со словом аксиоматично – понимание его смысла и становится предметом дискуссии или размышления.
При этом абсолютно неважно, как те или иные посылки стали аксиомами – через личный опыт, через воспитание, основанное на традиции и вере в авторитеты, через Откровение или каким-то иным образом. Важно то, что система аксиом всегда индивидуальна. Всегда – это значит, что она может меняться, и меняется по мере развития носителя этой системы, накопления им жизненного опыта. Индивидуальность всякой системы аксиом является абсолютной (как отпечатки пальцев), но это вовсе не исключает совпадения ее в той или иной части с другими, в целом также индивидуальными, системами. Более того, именно наличие таких «пересечений» и делает возможным эволюцию личности, интеллектуальное общение людей, возникновение их объединений, существование научных и религиозных течений, самого феномена цивилизации.
При этом невозможно не отметить, что сам набор аксиом, входящих в систему, поразительно пестр и «разновесом» в различных частях этой системы. Бóльшая их часть вообще является предрассудками типа «Солнце всегда восходит на востоке», «Бог – это выдумка эксплуататоров и жуликов» и т.п. Значительное число является вовсе не аксиомами, а верованиями (не в религиозном смысле), основанными на мнении авторитета. Например, очень многие до сих пор считают, что пространство и время – формы существования материи. Так им сказали еще в средней школе. Очень много аксиом из этого класса - класса верований – входит в мировоззрение специалистов. Потому что учиться трудно, а, став «дипломированным специалистом», марку нужно держать. В том числе и апломбом в общении с «неспециалистами». Так, например, в свое время студент не очень понял объяснения преподавателя, но все же выучил к экзамену, что «григорианский календарь (новый стиль) лучше соответствует астрономическим данным, чем юлианский (старый стиль)». Через десять лет после окончания ВУЗа это положение (на самом деле далеко неоднозначное и потому спорное) становится у него твердой мировоззренческой аксиомой. И только самая малая часть аксиом в любом мировоззрении прошла «полный цикл» апробаций, включающий и опытную проверку (если это возможно) и глубокий внутренний анализ связей со всем имеющимся духовным опытом. Лично я могу назвать буквально несколько таких аксиом в моем мировоззрении.
Приведу пример. Есть жизненная позиция, с точки зрения которой весь окружающий мир делится на две части: очень маленькую (круг ближайших родственников и друзей) и очень большую (все остальные, объективно являющиеся врагами). Принятая мною аксиома – это утверждение неверно. Вместе с тем я неоднократно убеждался в том, что моя аксиома хуже соответствует реальности, чем противоположная ей. Значит ли это, что я отказываюсь от принятой аксиомы? Нет! Для меня это значит, что все аксиомы не всеобъемлющи. А «неправильных» аксиом просто нет.
Удивительно, что столь неоднородная структура, образующая мировоззрение, обладает такой устойчивостью. Характер этой устойчивости ясно виден в консерватизме стариков и в «проверенных опытом» научных парадигмах. (Кстати, «интеллектуальные атавизмы», оказывается, чрезвычайно живучи. Так, проведенные американскими социологами специальные исследования показали, что «на бытовом уровне» даже значительная часть студентов-физиков руководствуется догаллилеевскими представлениями о движении).
Крайне удивительно и то, что невероятно сложный Мир может адекватно отображаться столь различными мировоззренческими комплексами аксиом. Действительно, объем совпадающих (или близких) блоков аксиом у детсадовца и академика, у француза и пигмея, у древнеегипетского воина и американского астронавта столь невелик, что трудно себе представить как им удалось просто просуществовать в сложнейшем комплексе процессов, протекающих на поверхности третьей от Солнца планеты нашей Галактики.
Такое положение может быть объяснено двояко. Во-первых, можно положить, что мировоззренческие проблемы почти не влияют на течение реальной жизни, т.е. можно существовать и адекватно реагировать на внешние процессы, не понимая их реальной соподчиненности и иерархичности. Во-вторых, придется рассмотреть Мир, в котором каждый мировоззренческий комплекс соответствует особой Вселенной, содержащей носителя этого комплекса целиком, а Вселенные с носителями других мировоззренческих комплексов только пересекаются с ней.
Первый вариант явно применим к ситуации, когда локальные процессы (суета, как определяет их Библия), сильно обособлены от глобальных. Процессы в масштабах кварков и галактик при этом вообще не рассматриваются. Именно к этому и сводится большинство нынешних мировоззренческих концепций. И понятно почему. Достаточно вспомнить, что физическое время, связанное с существованием и личностей, и этносов и даже цивилизаций «в нашей Вселенной» много меньше характерных времен активно влияющих на мировоззрение глобальных процессов, таких как светимость Солнца, смена климатических эпох и т.п.
С философской точки зрения такой Мир можно назвать миром Homo vanitas (миром человека суетного). В таком определении нет ничего обидного – суетные вопросы включают в себя все, что обеспечивает наше физическое существование.
Безусловная реальность мира Homo vanitas вовсе не исключает того, что он является только частью, проекцией более общего Мира.
Что касается второго варианта, то он приводит к миру Homo sapience (мир человека разумного) И в этом случае гордиться нет оснований, ибо в таком Мире Разум активен, но вовсе не обязательно позитивен. От состояния Разума в этом случае зависят свойства Вселенной, причем изменения этих свойств часто совершенно непредсказуемы.
С гносеологической точки зрения первый мир – это физический мир, а второй – мир исторический. Оба мира безумно сложны и вызывает недоумение то, почему традиционно именно первый вызывает чувство доверия, хотя второй гораздо ближе для постижения Разумом. Очень точно, на мой взгляд, выразил эту мысль Владимир Набоков: «… удивительно, что наше чувство рационального довольствуется первым же объяснением, подвернувшимся под руку, хотя, в сущности, научное и сверхъестественное, чудо мышцы и чудо мышления, равно неисповедимы, как и все пути Господа Нашего». (Набоков, 140). Хочется надеяться, что вы поняли то, что Набоков в этом отрывке говорит о тех же вещах, что и автор. Поэтому не буду сейчас анализировать причин нашего с Набоковым несходства терминологии и образного видения проблемы. Подробному рассмотрению свойств и различий физического и исторического миров и будут посвящены основные разделы книги…
Возвращаясь к недоумению по поводу возможности параллельного существования различных мировоззренческих комплексов можно сказать, что такое существование - это экспериментальный факт и общение между носителями различных мировоззрений не только возможно, но иногда и плодотворно.
Как показывает практика, плодотворным является общение именно на базе каких-то общих блоков аксиом, а споры о «достоверности» любой аксиомы чаще всего бесплодны. Поэтому я считаю наиболее разумным способом поведения в ситуации, когда приходится сталкиваться с неизвестными аксиомами, такой – мысленно принять, что аксиома верна, и понять следствия. Если они окажутся соответствующими ранее принятому комплексу – еще раз вернуться к рассматриваемой аксиоме и проанализировать ее увязку с принятой системой. При столкновении с ситуацией, когда необходимо анализировать следствия из неприемлемых аксиом, необходимо известное мужество и заранее ясно, что объективного анализа не получится.
Система аксиом иерархична. И утверждение «Я хочу есть» и утверждение «Космологическая сингулярность является источником Бытия» являются равно аксиоматичными, но очевидно, что мера их фундаментальности с мировоззренческой точки зрения различна.
Несмотря на явное логическое противоречие (или именно благодаря этому?) методология познания такова, что наука стремится сократить число фундаментальных аксиом. Поэтому аксиомы «доказываются» и объединяются. Сегодня «официальной» целью теоретической физики провозглашено создание единой теории взаимодействий – теории, в которой все известные ныне взаимодействия (электрослабое, сильное и гравитационное) будут описаны как проявление некоей единой сущности. Но это довольно опасный процесс – с уменьшением числа независимых аксиом уменьшается «площадь опоры» всего построенного на их основе здания Познания и, следовательно, его устойчивость.
Если принять во внимание, что сами аксиомы, очевидно, опираются на неизвестно почему держащую их пустоту, такое стремление науки выглядит каким-то изощрённым способом суицида. .....................................................................................................................................
http://textarchive.ru/c-1904784.html