?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: россия

Агенты Кремля на Украине
2
1_capraz

Синий Эльф vs Захарова, или Москва принадлежит Киеву.
2
1_capraz

Прелюдия: Кадровый погром.
2
1_capraz
Настроения пятой колонны – после войны 7
при обращении с личными просьбами *Воронов* мне ни в чем не отказывал. Таким образом, отношения, сложившиеся у меня с *Вороновым*, позво¬лили считать его наиболее близким мне человеком среди военных, о чем я говорил в своем окружении и, в частности, секретарю английского коррес¬пондента в Москве ЧОЛЕРТОНА — Наталье ВОДОВОЗОВОЙ, с которой я был знаком еще с 1936 года.
Вопрос: А теперь переходите к обстоятельствам всех ваших встреч с *Вороновым*. После 1940 года *Воронов* обращался к вам за медицинской консульта¬цией?
Ответ: Да, меня неоднократно вызывали к *Воронову*.
Вопрос: В связи с чем?
Ответ: Как я уже показал, в Центральный военный госпиталь меня при¬глашали к *Воронову* на консультацию. В июне 1942 года ’•'Воронов* приехал ко мне в санаторий «Архангельское», под Москвой, где я находился на излечении после сердечного приступа.
Вопрос: По какому поводу приезжал к вам *Воронов*?
Ответ: Это был приятный для меня дружеский визит *Воронова*, сочувст¬венно отнесшегося ко мне в связи с болезнью. *Воронов* приехал ко мне в непогоду, под проливным дождем. Нам не хотелось оставаться в помещении санатория, и мы спустились вниз, где про¬гуливались в крытой галерее Юсуповского дворца.
Вопрос: О чем вы разговаривали с *Вороновым* в Архангельском?
Ответ: *Воронов* осведомился о моем состоянии здоровья, а я, в свою . очередь, спросил у него, как он себя чувствует. Затем разговор коснулся по¬ложения на фронтах. *Воронов* охарактеризовал положение советских войск на германском фрон¬те и ближайшие перспективы военных действий. Помню, что в эту встречу *Воронов* передал мне об обещании ЧЕРЧИЛЛЯ открыть второй фронт.
Вопрос: Известно ли кому-либо о посещении вас *Вороновым* в санато¬рии «Архангельское»?
Ответ: В день приезда *Воронова* в гостях у меня в санатории «Архангель¬ское» находились моя жена Наталья Владимировна, мой брат Петр ЮДИН и медицинская сестра института им. Склифосовского Мария ГОЛИКОВА, с которой я сожительствовал ряд лет. Как только доложили о приезде *Воронова*, мои гости удалились, но, как впоследствии рассказывала ГОЛИКОВА, в дверях она лицом к лицу столк¬нулась с *Вороновым*.
Вопрос: После приезда к вам *Воронова* в «Архангельское» вы еще с ним встречались?
Ответ: Да.
Вопрос: Когда и где?
Ответ: В конце 1942 года я посетил *Воронова* на его подмосковной даче.
Вопрос: По собственной инициативе?
Ответ: Нет, по приглашению *Воронова*.
Вопрос: Вы твердо помните, что посетили *Воронова* на его даче?
Ответ: Посещение дачи *Воронова* мне хорошо запомнилось, тем более что поездка туда и обратно отняла свыше трех часов.
Вопрос: Где, по какому шоссе, в каком удалении от Москвы расположена дача *Воронова*?
Ответ: Дело происходило в начале зимы. За мной была прислана автома¬шина от *Воронова*. Вспоминаю, что это был автомобиль заграничной мар¬ки, но какой именно, я не рассмотрел.
Мы выехали по Можайскому шоссе, миновали два патрульных поста с временными шлагбаумами, которые без остановки открывались, так как с правой стороны кабины шофера по нажиму кнопки автоматически опускался освещенный электричеством пропуск, что, как помню, меня очень забавля¬ло. Документы у нас не проверяли.
Проехав по Можайскому шоссе километров 25—30, шофер замедлил ход и сделал поворот вправо от шоссе. Затем мы ехали довольно долго, сделали еще несколько поворотов и проследовали по аллее, насколько я мог в темноте разобрать, березовой или тополевой, так как виделись деревья со светлыми стволами. Мы подъехали к невысокому забору, и по сигналу автомашины нас пропустили в ворота.
Вопрос: Как долго вы ехали к даче *Воронова*?
Ответ: Свыше часа.
Вопрос: Какой внешний вид имеет дача * Воронова*?
Ответ: Из Москвы мы отправились под вечер и ехали с ограниченным светом вследствие затемнения, связанного с военным временем, поэтому внешнего ви¬да дачи я не рассмотрел. Помню, однако, что дача состоит из двух этажей.
Я вошел в дачу с торцового заднего входа и после маленьких сеней и пе¬редней очутился в прямом коридоре, где разделся и прошел в комнату, имею¬щую вид столовой или гостиной, с полукруглой или граненой противополож¬ной стеной. Дача была деревянная, внутри оштукатуренная.
В комнате меня встретила женщина средних лет, оказавшаяся женой ♦Во¬ронова*. Она назвала свое имя и отчество: Любовь Михайловна. Я познако¬мился с ней, но виделся единственный раз лишь на даче у *Воронова*. Мы присели у стола и обменялись малозначительными фразами. Вскоре вошел *Воронов*, и вместе с ним, миновав коридор, я зашел в маленькую комнату, налево, не помню только, на первом или втором этаже. В комнате стояли диван или тахта, два стула и маленький столик.
Вопрос: Какой разговор имел место у вас с * Вороновым* на его даче?
Ответ: Я осведомился, как *Воронов* себя чувствует, на что он ответил: хорошо. О его болезни мы не распространялись, так как на эту тему все было давно переговорено. Воспользовавшись удобным моментом, я стал расспрашивать *Воронова* о положении дел под Сталинградом, зная, что *Воронов* руководит опера¬циями по окружению немецкой группировки ПАУЛЮСА. Будучи осведомлен, что в окружении находилось целых 22 немецких ди¬визии, я спросил у *Воронова*, насколько прочно замкнута эта группировка. *Воронов* ответил, что окружение солидное, немцам вырваться не удастся, и добавил, что для уничтожения немецкой группировки от стянул артилле¬рию даже из-под Москвы, причем первое время намерен обстреливать войска противника через Волгу.
В эту встречу у меня с *Вороновым* состоялся разговор против советского правительства, о чем я уже дал подробные показания на допросе 4 января этого года. *Воронов*, находясь со мной один на один, мне прямо заявил, что есть военные, которые недовольны существующими в стране политическими по¬рядками. По окончании войны, — закончил *Воронов*, — наши люди войдут в правительство и добьются изменения политического курса в стране. Я попытался продолжить заинтересовавший меня разговор, но *Воронов* уклонился от этого. Вскоре мы попрощались, и на той же автомашине, предо¬ставленной в мое распоряжение *Вороновым*, я вернулся в Москву.
Вопрос: В последующем вы встречались с *Вороновым*?
Ответ: Несколько раз я посетил *Воронова* на службе.
Вопрос: Когда?
Ответ: В первой половине 1943 года и дважды — в 1944 году.
Вопрос: Где именно вы бывали по месту службы *Воронова*?
Ответ: В штабе командующего артиллерией Красной Армии, на Солянке, в Москве.
Вопрос: При поездке к *Воронову* на службу вас кто-либо сопровождал?
Ответ: Всегда сопровождала меня ГОЛИКОВА. Я ездил обычно на собст¬венном автомобиле, которым управлял сам, без шофера. ГОЛИКОВА оста¬валась в автомашине, караулила ее и в зимнее время прогревала мотор.
Вопрос: Что вы можете показать о порядке допуска в штаб командующего артиллерией Красной Армии?
Ответ: После въезда через главные ворота знаменитого Казаковского зда¬ния, со стороны Солянки метров за 120 дорогу преграждал временный шлаг¬баум. За ним находилось бюро пропусков. Здесь я всегда останавливал авто¬машину, в которой оставалась ГОЛИКОВА.
По воинским документам я получал заранее заказанный мне по догово¬ренности с ’Вороновым* или его адъютантом пропуск и следовал по аллее до центрального внутреннего двора, после чего, огибая вправо и делая пол¬ную четверть окружности, направлялся к главному входу в здание, где рабо¬тал ’Воронов*. У входа дважды проверяли пропуск, после чего, поднявшись ступеньки на две, я шел вправо по коридору и заходил с левой стороны в приемную. Помню в приемной большое окно на правой стороне и диван, расположенный против обитого шторами тамбура, ведущего в кабинет к *Воронову*.
Вопрос: Опишите служебный кабинет ’Воронова*.
Ответ: Миновав тамбур, я попадал в большой кабинет *Воронова*, прямо¬угольной формы, в котором все окна были расположены с правой стороны, а на левой стороне не имелось ни одного окна. В глубине комнаты находился письменный стол с придвинутым к нему другим столом гораздо больших размеров со стульями, расположенными с обеих его сторон. На столе у *Воронова* мне запомнились кустарные поделки, представлявшие миниатюрные артиллерийские снаряды. Вспоминаю, что вдоль задней стены, ближе к ле¬вому углу от входа, была расположена привлекавшая к себе внимание репро¬дукция с какой-то старинной пушки.
Вопрос: Зачем потребовались ваши посещения ’Воронова* по месту его службы?
Ответ: На службу к *Воронову* я ездил уже по собственной инициативе, с личными просьбами. В середине 1943 года я обратился к *Воронову* перед моей поездкой с инспекцией Главного санитарного управления Красной Армии на фронт, под Кировоград. Мне потребовался самолет, и по моей просьбе он незамедли¬тельно был предоставлен ‘Вороновым* в мое распоряжение.
Вопрос: Чем объяснить, что за самолетом вы обратились к *Воронову*, а не в командировавшее вас на фронт Главное санитарное управление Красной Армии?
Ответ: Мои близкие отношения с *Вороновым* позволяли мне обращаться к нему и с личными просьбами, причем отказа от него я никогда не получал. Дважды за самолетами я адресовался к *Воронову* и в 1944 году, перед поездками в Ленинград и в район Варшавы, в расположение штаба РОКОС¬СОВСКОГО. Оба раза *Воронов* любезно предоставил мне транспортные самолеты. *Воронов* всегда очень хорошо принимал меня, как только я к нему об¬ращался. *Воронов* обычно беседовал со мной об охоте и однажды, напри¬мер, рассказал, что тульские рабочие подарили ему новое охотничье ружье, но он раскритиковал их новинку за неудачную конструкцию и непригодность ее к массовому производству. В свою очередь, я никогда не упускал случая узнать новые данные о поло¬жении на фронтах, и ’Воронов* мне эти данные сообщал. Однако после на¬шего разговора в 1942 году у *Воронова* на даче по собственной инициативе он перестал приглашать меня к себе на консультацию, хотя болезнь у него не прошла и он по-прежнему нуждался во мне.
Только один раз в 1943 году я был приглашен, и то не самим *Вороновым*, а администрацией Кремлевской больницы, на большой консилиум с участи¬ем профессоров ВИНОГРАДОВА, БАКУЛЕВА и других.
Внешне *Воронов* оставался по-прежнему любезным, просьбы мои вы¬полнял, но заметно избегал встреч со мной. После 1944 года *Воронова* я больше не видел.
Вопрос: Чем объяснить, что *Воронов* изменил к вам свое отношение?
Ответ: * Воронов*, как я полагаю, испугался и пожалел об откровенности со мной в разговоре при встрече у него на даче в 1942 году. Он явно хотел, чтобы этот рискованный разговор мною был забыт.
Вопрос: А сами вы делали попытки к возобновлению встреч с *Вороновым*?
Ответ: Да, такие попытки имели место с моей стороны. Зная, что *Воронову* доступны лучшие охотничьи угодья, я несколько раз довольно проз¬рачно намекал ему, что не прочь был бы разделить его компанию на охоте, но всегда получал уклончивые или неопределенные ответы. Между тем, по¬сещая Центральный Совет военно-охотничьего общества, я узнавал о частых поездках *Воронова* на охоту и, не скрою, испытывал обиду, что мое обще¬ство ему неприятно. Однако продолжить с *Вороновым* изложенный выше разговор мне так и не удалось до моего ареста.
Вопрос: Все ли вы показали о вашей связи с * Вороновым*?
Ответ: Все.
Вопрос: Не оговариваете ли вы * Воронова*?
Ответ: Я снова заявляю, что показал о *Воронове* только правду.
Записано с моих слов верно и мною прочитано.
ЮДИН
ДОПРОСИЛ: Зам. нач. следчасти по особо важным делам
МГБ СССР — полковник КОМАРОВ
АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 316. Л. 98—102. Подлинник. Машинопись.
На первом листе имеется резолюция Сталина: «Разослать членам девятки. Ст.».
*—* фамилия вписана от руки

Лесные пожары в Сибири: кто стоит за преступлением века / #ЗАУГЛОМ #ПУТИ...
2
1_capraz
Tags:

У Зеленского есть план возвращения Крыма. Обвинения Кличко. Катеринчук V...
2
1_capraz

Чей Крым? Или добро пожаловать в АД
2
1_capraz

Либерально - революционное мракобесие. Массовые беспорядки в Москве. Выб...
2
1_capraz

Впечатления канадца от посещения Молдовы и Москвы. Старый знакомый "непи...
2
1_capraz

День ВМФ на Камчатке: прямая трансляция
2
1_capraz

Весь День Флота в Севастополе за 15 минут
2
1_capraz